Похоронное агенство

— Ненавижу дождь, - проворчал Ян. Он потеплей укутался в пальто в этот дождливый вечер. - Ну ничего, ещё часа два. Надеюсь. Надо было всё же одеться потеплее.
Ян взглянул карими глазами через запотевшие очки - ничего не видать. Он вздохнул, достал из кармана маленькое потрёпанную годами тряпочку, кое-как неглядя протёр очки и вернул их на своё место. К нему приближался Самуил, и, чему Ян вообще не удивлялся, казался чрезвычайно недовольным, всё как обычно.

— Не пускают? - осведомился Ян.
— Не пускают! - подтвердил Самуил. - Втолковывать этому офицеру что-то вообще бесполезно. Знаешь, что он сказал, когда я ему показал дисторметра? Он сказал, что у его сына такая же игрушка. Это… это что за невежество. - Самуил буквально пылал от ярости, смотря поверх Яна. Забавно было смотреть, как этот человек упрекает кого-то в невежестве.
— Я бы точно также сказал, если честно. Толку от них никакого.
— Ты думаешь, что они бы пользовались такой популярностью в нашей среде, среде профессионалов а не каких-то проходимцев, если бы они не работали? - усмехнулся Самуил.
— Даже не знаю, - нарочито медленно протянул Ян, - наверное, миллионы не могут ошибаться. Но раньше ты убеждал меня в том, что существует псионика… и где твоя эта псионика теперь? Передай ей от меня привет.

Самуил аж затрясся, но махнул рукой и неловко отошёл. Удалось зажечь сигарету ему удалось лишь спустя несколько попыток.

За неимением иных активностей Ян снова вгляделся в окружающую толпу и среди полицейских увидел там то, что заставило его улыбнуться: там по стойке смирно стояли два в чёрных формах и знакомой эмблеме на плече, эмблемой Синдиката. Они прямо таки надулись как два воздушных шарика. Благо Ян в последний момент передумал звать Самуила, решив, что не хотел бы выслушивать его мнение, которое он определённо имеет, и имеет его в таких количествах, что, вероятно, под ним Атлантида и затонула.

Начавшееся вокруг движение заставило выйти Яна из транса, в который его ввело тихое постукивание дождя. Похоже, что кто-то вышел из здания. Он подозвал Самуила и они вместе достаточно быстро направились к месту интереса. Человек что-тио упорно, но чрезвычайно спокойной пытался доказать переговорщику.

— … желает знать, зачем вы здесь все сюда явились и в чём заключается проблема, - как будто по программе отчеканил подозрительный на вид человек. Он выглядел чрезвычайно ухоженно, а не как человек, который 6 дней не выходил с работы.

— Да у него с зрачками что-то не то! - пробормотал Самуил на ухо Яну.
— Действительно. Я бы чисто для защиты своей предыдущей позиции предположил бы, что он пользуется линзами, но, пожалуй, да, вариант с аномальной природой данного явления теперь звучит намного более… - Ян запнулся, - более… реалистично, я бы сказал. В этом тоже есть свои плюсы, хотя бы не зря тащились сюда.
— А я говорил. А я ведь говорил!
— Не обольщайся, использование твоего так называемый "дистрометра" до сих пор намного менее эффективно использования для этих же целей единорогов.
— Единорогов? Их ведь не существует, - непонимающе взглянул Самуил на Яна, благодарю чему чуть ли не споткнулся о какой-то предмет под ногами.
— Да, но они хотя бы тебя не дезинформируют. Я как-то брал одну штуку в аренду, и, если она работает правильно, то моя тётя - инопланетянин.
— Ты её уже отправлял провериться в USFO?
— Ты идиот? Просто вернёмся к делу.

— Вы не имеете права! - с большим градусом раздражения повторял человек с необычными глазами.
— Прошу прощения, но обеспечивать безопасность города и его обитателей - наша обязанность, так что проще всего будет в том случае, если вы нас впустите внутрь. Желательно побыстрее, - это инициативу перехватил офицер, с которым разговаривал Самуил. Неприятный тип.
— Повелителю вообще плевать, кто вы такие. Сваливайте с нашей территории.
— Ответ неправильный, подумай ещё раз, по…
Ответ полицейского был прерван набросившимся психом, но он был быстро остановлен электрошокером.

Ян подошёл ближе, легонько но чрезвычайно настойчиво оттолкнул уже вставшего офицера, достал какой-то небольшой конвертик из пальто и буквально ткнул содержимый в нём листок в лицо взбесившегося человека. Самуил также среагировал быстро и удержал офицера, отодвинув его на безопасную дистанцию с сопутствующими объяснениями про негативное влияние остаточной волны вычислительной энергии. В воздухе вокруг листка, что держал Ян, загорелись странные фракталоподобные символы. "Да поможет мне господь", - неслышимо для кого-либо другого пробурчал Ян.

Секунду спустя, по воздуху распространилась визуально видимая волна, послышалась адская смесь совершенно неудачно составленных звуков. Когда Самуил предварительно закрытые глаза, что, впрочем, не помогало избежать целого ассортимента визуальных галлюцинаций, он разглядел силуэт лежащего на холодном тротуаре Яна. С ходящими ходуном ногами Самуил кое-как подбежал к Яну. Его зрачки сузились, на мгновение показалось, что он косоглазый, но вскоре глаза вроде как выправились. Напарник протянул лежащему руку с целью поднять. Тот охватил её и крепко прижал к груди.
— Я вспомнил, как медведя зовут! - неадекватно радостным тоном проговорил павший товарищ. Руку отпускать он, конечно же, не планировал.
— Какого ещё медведя?
— Зелёного!
В этот момент Самуил понял, насколько тяжела ситуация, достал жестяную флягу, не просто видавшую времена, но решившуюся вступить в отчаянную борьбу со временем. Толстый слой ржавчины показывал, что битва уже была проиграна, но Самуил не считал это достаточной причиной сделать обновку. Он облил содержащейся в ней водой голову Яна. Тут пришёл в себя, выругался и наконец-то дал себя поднять.
— Чёрт побери, убери от меня это флягу. В следующий раз уж лучше пинком обойдись.
— В твоём случае дела совсем плохо были, ты говорил, что вспомнил имя какого-то слона.
— Зелёного? - Ян обратил вопросительный взгляд в сторону Самуила и был явно заинтересован в ответе.
— Зелёного…
— И как его зовут?
— Ты не сказал.
Ян тяжело вздохнул. Последняя надежда на получение доступа к собственной же электронной почте грациозно уплыла у него из-под носа, задорно хихикая.
— Может объясните уже, что здесь происходит, и какое право вы вообще имеете?
— Чуть позже, офицер, - даже не смотря в его сторону сообщил приунывший сотрудник Сыновей Афины, отряхивая пальто от склизкой грязи, в которую свалился. Он осторожно подошёл и помог встать сотруднику того самого похоронного агенства, что вызывало такие большие подозрения со стороны полиции.

— Вы ведь ничего не помните, не так ли?
— Я… это… я…
— Как и обычно. Мне нужна ID карта, пожалуйста. Сапоги, одежда и мотоцикл опционально.
— Но ведь… я…
Пожалуйста, дайте мне ID карту, о Вас позаботятся.
Человек немного неохотно и дрожащей рукой протянул ему карточку из кармана. Самуил под руку сопроводил пострадавшего к двум рядом стоящим сотрудником полиции.

Переговорщик, явно не выдержав напор всего того, что произошло за предыдущую минуту, выпалил:
— Это что, контроль разума?!
Ян обернулся к нему и улыбнулся доброжелательной улыбкой.
— Своего рода. И только что мы его кактус от него.
— Кактус? - окончательно потерялся переговорщик. Ему показалось, что он сходит с ума.
— Кактус. Как и от любой другой болезни.
— Кхм, - вмешался в разговор Самуил, - я думаю, что мой коллега слова путает, через полчаса пройдёт. Понимаете ли, побочные эффекты методики анимитативной нейтрализации внесистемного воздействия на концептуальную составляющую разума. Проще говоря, мы просто стёрли ту нематериальную часть разума, что навязывала лишние идеи.

К Яну подошёл явно возмущённый последними событиями офицер, который собирался предъявить им соответствующие претензии. Ян, как это обычно и бывает, не дал ему сказать и слова, обрушив тираду:
— Во-первых, мы уполномочены работать с аномальными явлениями и их последствиями, коим и являлся тот самый человек. Во-вторых, нет, это безвредно, тесты были. В третьих, вот ID карта, Вы можете её забрать, пожалуйста, но подумайте дважды: что сможет ваш пусть и брутальный отряд с автоматами вряд ли сможет кактус от чего бы там ни было, и, с наибольшей вероятностью, вы вернётесь обратно в таком же состоянии, как и этот товарищ, которого… уууу, его что, Синдикат забирает? - Ян цокнул языком. - Нда, не завидую. Ну так, может доверите это дело профессионалам? Минут сорок лишь выделите.

Офицер закрыл открытый рот. Почесав затылок, он спросил:
— Вы тоже удостоверение покажите.

Ян раздражённо порылся в карманах своего пиджака, подумав про себя, что их слишком много, и потом наконец вытянул удостоверение.
— Ясно, - разочарованно проронил офицер, - ну что, катитесь. Я засекаю.

Ян быстро развернулся и уверенной, в некотором роде даже высокомерной походкой направился здание, но сразу же чуть ли не упал, споткнувшись о что-то незначительное. Самуил нагнал его только у самого входа, еле успев заскочить до того, как дверь снова не закрылась.

— А здесь уютно… но пусто. И даже никаких картин с двигающимися глазами. - С притворной тоской проговорил он. Даже вздохнул. - Всё же нет никакой правды в сказаниях про дома с привидениями. Но зато хоть свечки парафиновые, это глаз радует.

Самуил перелез через пустую стойку и начал рыться в бумагах.

— Их я, как вижу… этого, не проверяли давненько. Последнее число здесь… не видно нифига… а, вот, две недели назад, - констатировал Самуил, увлечённо разбираясь в бумагах.
— Значит ли это, что странное здесь началось твориться ещё до того, как сотрудники это похоронного агенства перестали выходить домой неделю назад? Мне вот кажется, что да.

— А это ещё что? - Ян с явным недоумением указал на тыкву. Она была полой внутри, там стояла свечка. На ней же была вырезана кривая зубастая ухмылка и два глаза. Выглядела эта тыква немного комично в какой-то степени, но всё равно привлекакла к себе особое внимание. Ян вытащил из кармана своего пальто скомканный блокнотик, что-то бухтя под нос пытался найти хоть одну пустую в страницу в своём испещрённым разными предположительно доисторическими каракулями блокноте, но, сдавшись, решил просто зарисовать подозрительный объект на обложке блокнота.
Самуил наконец-то отвлёкся отвлёкся от интересовавших его бумажек: — А?
Ян неопределённо кивнул в сторону тыквы.
— Ох… выглядит необычно. Но воняет-то как. А это не сатанизм какой-нибудь?
— Квови не визу - промямлил Ян, державший в зубах колпачёк от ручки.

Самуил постарался точно также перемахнуть через перегородку, но подскользнулся и с грохотом свалился, ударившись своей головой о прочно прибитую к столу доску с надписью "Спасибо за покупку! Приходите ещё".

Не обратив вообще никакого внимания на товарища, Ян пошёл дальше изучать всевозмоные информационные стойки. Одна из них привлекла его внимание. На ней было написано: "Администратор - Пол Мюррей". Примечательного в этой надписи, впрочем, ничего не было, разве только то, что она был как будто поцарапана какими-то очень, очень острыми когтями.
— Тут кто-то поцарапал табличком с именем администратора, - решился сказать Ян, подумав, что стоит хоть чем-то делиться со своей коллегой хотя бы ради приличия. - И ещё, в разные стороны от этих царапин расходятся трещин, глубокие трещины…
— Не вижу ничего подозрительного в трещинах, - пожал плечами Самуил.
— Ну да, типичное такое явление для пластика, не спорю. И тут точно таким же стилем подписано "уже нет".
— Что "уже нет"? - коллега заглянул через плечо.
— Видимо, администратора. Ладно, пошли дальше.

Ян твёрдой походкой направился в сторону двери, где было написано "Только для персонала". Она была открыта. Он заглянул внутрь. Его взору предстал очень длинный холодный коридор без освещения. Его ширина была такова, что мог протиснуться туда только один человек. Хотя, точно сказать было нельзя, так как примерно на его середине наступала полная темнота.
— Эмм… я… - Ян немного замешкался, уставившись в локальный коридор. - Ладно, милосердно пропускаю тебя вперёд.
— А меня-то чего, - с некой обидой в голосе произнёс проговорил Самуил.
— Я же должен убедиться, что там не заминировано, в конце-то концов.
— Из тебя шутник от Бога.
— Я не думал, что ты верующий.
— Приятель, ты меня прости, но ну могла бы ни одна разумная сущность породить человекоподобного с настолько отвратительным чувством юмора.
— Мог быть хоть порадоваться, что я делаю семимильные шаги в этом направление.
— Смотри, чтобы ноги не разорвало, - холодно посоветовал Самуил.

Ян впервые за долгое время искренне хохотнул и без особого энтузиазма двинулся по коридору, предварительно взяв с собой очень тусклую и почти сгоревшую сфечку. Пройдя несколько шагов, он чуть пожалел об этом, так как она уж очень воняла. Но дверь с другой стороны коридора становилась всё ближе и ближе. Самуил, тоже пустился за ним, тщательно ощупывая при этом стены. Ян осторожно приоткрыл дверь только ради того, чтобы увидеть за ней ещё один коридор. К счастью, в нём было уже светло. Неестественно светло с учётом полного отсутствия каких либо источников освещения. Этот коридор был намного более просторным, чем предыдущий, но пустым и намного менее уютным. Только пальма, гордо стоящая прямо посередине коридора и пробивающай его крышу намекала на то, что кто-то здесь предпринимал попытки как-то облагорадить это место. К сожалению, этот кто-то не учёл того, что пальма прямо посередине всё же достаточно узкого коридора немного мешает передвигаться.

Практически не было звуков, но всё же было слышны звуки… печатающих машинок. Они работали без малейшего перерыва, образуя своего рода тщательно организованную симфонию. Самуил попробовал открыть одну из множества дверей в этом коридоре. Закрыто. Он прислонил ухо. Потом подозвал Яна, тот тоже прислонил ухо. Ясно было одно: там, за этой дверью, точно находится одна из множества тех самых печатающих машинок. Но она была закрыта. Ян с величайшей осторожностью постучал в дверь. Ответа не было. Он постучал сильнее. Но никто не ответил. Пару раз в некой отдалённо похожей на ярость эмоции он дёрнул ручку и сильно, но с большими паузами постучал в дверь. На той стороне, похоже, стих звук печатающией машинки. Самуил отошёл и попробовал выбить дверь, но у него ничего не получилось.

Пауза затянулась. Они подождали минутку.

— Откройте, полиция! - прокричал Ян. Он не знал точно, зачем ему необходимо попасть именно в эту дверь, а не, скажем, соседнюю, но он решил закончить начатое. Но, похоже, это не интересовало нечто, сидящее по другую сторону двери, и, только услышав эти слова, оно (или они?) вернулись к монотонному набиранию текста, не реагирую на дальнейшие попытки достучаться.

Самуил попробывал открыть другие двери или хотя бы убедить их открыть но всё бесполезно. Ян прошёл несколько шагов далее по коридору к опередившему его Самуилу, пытавшемуся втиснуться между дверью и прямо поставленной перед ней пальмой. Ему это вроде как удавалось, но с переменным успехом. Он услышал сзади грохот споткнувшегося товарища и подбежал, чтобы помочь ему. Он протянул руку, но Ян отодвинул её твёрдо намереваясь подняться самостоятельно.

— Да что же это такое, весь день сегодня о что-то спотыкаемся и падаем, - покачал головой Самуил.
— Только вот… о что? - голос Яна выражал искреннее непонимание и смятение.
Самуил посмотрел под ноги, но ничего там не нашёл. Ни здесь, ни где-то ещё на полу не было чего-то, обо что можно было споткнуться.
— Я тоже вроде бы один раз споткнулся и один раз подскользнулся. Понятия не имею, что это могло бы быть.
— Подозрительно. Надо расследовать.

Спустя пару минут оба агента перелезли через вымахавшую пальму. Дыра в потолке, её образованная, открывала не особо красивый вид на чёрное ничего. В самом конце коридора их ждала одна комната, на которой было написано "Владыка". Перепробовав все двери, Самуил решил попробовать открыть и эту дверь, впрочем, без особых надежд. Но она поддалась.
Ян спрятался за его высокой спиной, но крайне интересованно выглядывал через щель.

— ВХОДИТЕ, ВХОДИТЕ, - сказал голос с другой стороны двери.
Ян уверено обогнал своего товарища и прошёл через полуоткрытую дверь, хоть и подумал, что ему следует подумать о рациональности своих поступков. Он оказался в просторном кабинете, следом за ним на цыпочках вошёл и его товарищ (а с учётом качества старья, в которое он обувался, можно было буквально говорить о пальцах).

Вдали кабинета стоял большой стол. Фигура в капюшоне, сидевшая за ним, подняла голову, уставив на посетителей пустые глазницы.
— НУ ЗДРАВСТВУЙТЕ.
****, - проорал Самуил, испугавшись холодного взгляда скелета. Он срочно оттащил Яна подальше за дверь и, достав из кармана своих брюк записную книжицу, быстро нашёл в неё интересующую его запись. - Ну держись, скотина! Эээ… эксорциза… мусу тэ, омнис иммундус спиритус, омнис сатаника потестас, омнис рекурсио… инкурсио! инфернали
— МЕНЯ ОН РАЗДРАЖАЕТ, - с своего рода подобием зевка спокойно и расслаблено проговорил сама (или сам?) Смерть.
— ин номине эт виртюю.. виртуте домини ностри э… э… пофиг, эрадикаре эт эффугаре э деи экклесиа…
— НЕ ОСОБО СИЛЬНО, НО ВСЁ ЖЕ, - продолжил Смерть.
Ян попробовал заткнуть рот товарища силой, но был откинут его свободной рукой, которой он в течение всего процесса изгнания активно размахивал.
— ДЕИ КОНДИТИС АК ПРЕТИОСО ДИВИНИ АГНИ САНГУИН РЕДЕМПТИС, НО УЛЬТРА АУЭДЭ… - продолжал он, переходя на крик.
Смерть пожал плечами: — НУ ВСЁ, МНЕ НАДОЕЛО, - и щёлкнул пальцами. Самуил мгновенно замолк, начал кашлять, задыхаться, медленно сползая на пол, после чего практически сразу же застыл. Ян с ужасом отпрыгнул и постарался перебраться через преграждающуюся путь пальму.
— КУДА? ЧТО НЕ ТАК-ТО?
Ян в панике попробовал перелезть через дерево, но… споткнулся и упал. Поднявшись, он обнаружил себя внутри кабинета Смерти, рядом с бездыханном телом Самуила. Ян внезапно осознал, что последнего ему сейчас очень не хватает. Он попробовал открыть внезапно оказвшуюся закрытой дверь, но не смог.
— ТАК ЧТО ЖЕ НЕ ТАК? - искренне стараясь разобраться вопрошал Смерть.
Наступила недолгая пауза.
— А, Я ПОНЯЛ. ТОЧНО, НЕ ВСЕ ВЕДЬ РАДЫ, КОГДА ОНИ УМИРАЮТ, ПРОСТИТЕ.
После того, как он сказал это, Самуил внезапно открыл глаза и сделал глубокий вдох. Ян помог ему встать.
— НО ВСЁ РАВНО, ТЫ, ВЫСОКИЙ, ПРОВАЛИВАЙ, ТВОЁ ПРОИЗНОШЕНИЕ ЛАТИНСКОГО ДАЖЕ МЕНЯ В УЖАС ВСЕЛЯЕТ. ЗАТО ТЫ МОЖЕШЬ ОСТАТЬСЯ.
Дверь сама открылась, Самуил оперативно против своей воли покинул помещения, дверь закрылась. Владыка даже не щёлкал

Ян посмотрел на Смерть. Смерть посмотрел на Яна, хотя определённо было говорить проблематично хотя бы потому, что зрачков нет.
— НУ, ЧЕГО СТОИМ? ПРИСАЖИВАЙСЯ, - он указал своей рукой на стул.
Ян, которого сильно трясло, не решил сопротивляться и очень медленной и раскачивающйся походкой подошёл к Столу, последовав приказу Смерти. Он неловко уселся на край стула.
— И ДА, МЕНЯ ЗОВУТ СМЕРТЬ, ХОТЯ ДРУЗЬЯ МЕНЯ ЗОВУТ ПРОСТО СМЕРТЬ.
— …
— ЭТО БЫЛА ШУТКА, - не удостоившись ожидаемой реакции сообщил СМЕРТЬ.
Ян закатился истерическим хохотом.
— ЛАДНО, ПОНЯЛ, ПОСТАРАЮСЬ НЕ ШУТИТЬ, - сказав это, Смерть неловко замолчал.

— ВООБЩЕ, Я НЕ ОСОБО ЧАСТО ВСТРЕЧАЮ ГОСТЕЙ, НО СЕГОДНЯ ОСОБЕННОЙ ДЕНЬ.
— А… а… особенный? - сглотнув, проговорил попавший впросак сотрудник Сынов Афины.
— НУ ДА, В НЕКОТОРОМ РОДЕ.
Снова наступило молчание, так как гость решил не уточнять, что такого особого в сегодняшнем дне.
— НУ ЛАДНО, МОЖЕТ, РАССКАЖЕТЕ О СЕБЕ?
— Я… я Ян, я Ян Диркли, - на всякий случай он назвал ненастоящую фамилию.
— ТЫ ЧЕГО-ТО НЕ ОСОБО УВЕРЕННЫЙ, РАССЛАБСЯ. Я НЕ МАНЬЯК И ВООБЩЕ-ТО НИКОГО НЕ УБИВАЮ. ЗА ТВОЕГО ДРУГА ПРОСТИ, НО, ЧЕСТНО, ЭТО БЫЛО ВПЕРВЫЙ С МОМЕНТА МОЕГО ПОЯВЛЕНИЯ, МЕХАНИЗМ СМЕРТИ И ТАК НАЛАЖЕН БЕЗ МЕНЯ, Я БЫ ТАК СКАЗАЛ. ФАКТ В ТОМ, ЧТО СМЕРТЬ НЕ НУЖЕН ДЛЯ СМЕРТИ.
— Но… но что вы тогда делаете здесь?
— ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ? ПРОСТО СОБИРАЕМ СТАТИСТИКУ. ВОТ И ВСЁ. ТЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, КАК ЭТО ОБИДНО, КОГДА ЦЕЛЫМИ ДНЯМИ ВСЁ ПОДСЧИТЫВАЕШЬ, РАСПРЕДЕЛЯЕШЬ ПО КОЛОНОЧКАМ, А ПОТОМ ВДРУГ ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ПО ФАКТУ СМЕРТЕЙ ОТ КУРЕНИЯ РОВНО НА ОДНУ МЕНЬШЕ, ЧЕМ ТЫ ПОДСЧИТАЛ. НУ ВОТ КОМУ, СКАЖИ ТЫ МНЕ, НУЖНЫ ВСЕ ЭТИ ДОРОЖНЫЕ КАТАСТРОФЫ? ВОТ ПОЧЕМУ ИМЕННО ПОД МАШИНЫ ВСЕ КИДАЮТСЯ, А НЕ ИЗ-ЗА КУРЕНИЯ ПОМИРАЮТ? - в голосе Смерти слышалось явное негодование, - КУРЕНИЕ ВРЕДНОЕ, ОТ НЕГО И КОСТИ СТАНОВЯТСЯ БОЛЕЕ ХРУПКИМИ, НАВЕРНОЕ. ДА И… ЗНАЕШЬ, Я ЖЕ НЕ ВСЕСИЛЕН, И Я ЧУВСТВУЮ ЗАТРАЧИВАЕМУЮ СИЛУ. КОГДА Я "УСЫПИЛ" ЕГО, Я ДАЖЕ НЕ ПОЧУВСТВОВАЛ, ЧТО ЧТО-ТО ТАМ СДЕЛАЛ, И, БОЮСЬ, НЕТ НУЖДЫ ВСКРЫВАТЬ КОРОБКУ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ЧТО ОНА УЖЕ ПРАКТИЧЕСКИ ПУСТА.
— Ааа…
— НУ ВОТ Я И ХОТЕЛ ИСПРАВИТЬ СТАТИСТИКУ… ОХ, НАДО МНЕ НАУЧИТЬСЯ СЕБЯ КОНТРОЛИРОВАТЬ. ЕЩЁ РАЗ ПРОСТИ. И ДА, ТЫ МОЖЕШЬ ХОДИТЬ, ЕСЛИ ТЕБЕ ХОЧЕТСЯ, ТЫ МОЖЕШЬ БЕГАТЬ, ЕСЛИ ТЕБЕ ХОЧЕТСЯ, Я БЫЛ БЫ РАД, ЕСЛИ БЫ ТЫ ЕЩЁ ГОВОРИЛ, И НЕТ, Я НЕ ПЛАНИРУЮ ТЕБЯ УБИВАТЬ, ПОХИЩАТЬ, ЗАХВАТЫВАТЬ, ПЫТАТЬ, НАВЯЗЫВАТЬ ТЕБЕ ВЫГОДНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ И ВСЁ ТАКОЕ ПРОЧЕЕ, Я ПРОСТО ПРЕДЛАГАЮ ДРУЖЕСКИЙ РАЗГОВОР, А ТЫ ПРОСТО МОЛЧИШЬ… НЕПОРЯДОК. ПОЗАДАВАЙ ЕЩЁ ВОПРОС, МОЖЕТ БЫТЬ?
За окном просияла молния, грянул гром.

Ян впервые оглядел весь кабинет и подметил про себя, то обставлен он с большим вкусом. Паркетный пол, какая-то вероятно очень известная картина, которую, конечно же, гость видел впервые, большие окна. На стене висели оленьи рога, тикали старинные, но искусно сделанные часы. В этом месте хотелось можно было бы находиться вечность… если не учитывать того, кто является владельцем, конечно же.

— ТЫ ЭТО, НА РОГА НЕ СМОТРИ, ОНИ СИНТЕТИЧЕСКИЕ. КАК ТОЛЬКО Я УЗНАЛ О ТОМ, ЧТО ТАМ ВИСЕЛИ НАСТОЯЩИЕ РОГА, Я ТУТ ЖЕ ИХ ВЫКИНУЛ НА ПОМОЙКУ И КУПИЛ СИНТЕТИЧЕСКИЕ. Я, В ОТЛИЧИЕ ОТ ВАС, ЛЮДЕЙ, О ПРИРОДЕ ЗАБОЧУСЬ, - гордым тоном похвастался смерть.
— Но это ведь не так рабо… - Ян силой заткнул свой рот.
— ЧТО ТЫ СКАЗАЛ?
— Ничего, ничего.
— НЕТ, СЕРЬЁЗНО, ЧТО ТЫ СКАЗАЛ? ЧТО ЭТО НЕ ТАК РАБОТАЕТ? - без какой-то агрессии вопросительно произнёс Смерть.
— Ну… да, я сказал так, - сдался Ян.
— НО… ПОЧЕМУ?
— Ну… э…
— ДА ГОВОРИ ТЫ, ГОВОРИ, МНЕ ПРАВДА ИНТЕРЕСНО, - он поставил руки домиком.
— Ну… Вы не помогли природе, купив синтетические рога, разве только незначительно сильнее поддержали её загрязнение, то же самое относится и к выбрасыванию настоящих рогов, раз они уже и так тут висели.
Смерть после этих слов взмахнул руками и откинулся на кресло.
— НУ ВОТ, ПОЧЕМУ МНЕ ЖАДНОСТЬ И ЧУМА НЕ СКАЗАЛИ ОБ ЭТОМ, ПОЧЕМУ ОНИ МНЕ НЕ СКАЗАЛИ, ЧТО ВОПРОС В ПОЛУЧЕНИИ И ВЫБРАСЫВАНИИ ОБЪЕКТА, А НЕ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИИ? ОНИ ЖЕ ИЗУЧАЛИ ЭТОТ ВОПРОС. О, УЖАС. Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ОЧЕНЬ ТУПЫМ, - Владелец кабинета покачал головой.
— Экхм… но можно вопрос? Почему Вы… будучи смертью… не являетесь смертью? Вы собираете статистику, но зачем?
— А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ? А ЧЕМ ЕЩЁ ЗАНИМАТЬСЯ? ЧЕСТНО ГОВОРЯ, Я НЕ СМЕРТЬ, Я ЛИШЬ СВОЕГО РОДА ЕЁ ОТРАЖЕНИЕ. НИЧТОЖЕСТВО, ВО МНОГОМ. И ЗНАЕШЬ, Я ВРЯД ЛИ СМОГУ ТЕБЕ СКАЗАТЬ ЧТО-ТО, ЧЕГО НЕТ ВОТ В ЭТИХ КНИГАХ, - он указал рукой на полку с книгами. Подойдя к нему, гость различил имя автора - Терри Пратчетт.
— Я не ожидал такого…
— АГА. Я ЕЩЁ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ДУМАЛ НАД ТЕМ, КАК ГОВОРИТЬ ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ. ПРИШЁЛ К ВЫВОДУ, ЧТО НЕ ЗНАЮ, КАК. НЕ ОВЛАДЕЛ, В ОБЩЕМ, ЭТИМ МАСТЕРСТВОМ. А МОЖЕТ И ОВЛАДЕЛ - КТО ЗНАЕТ, МЫ ЖЕ ВЕДЬ НЕ В КНИГЕ. ТЫ ЭТО, БЕРИ ВЕЩИ, ВЕДИ СЕБЯ ТАК, КАК БУДТО ДОМА.
— Я боюсь, что сломаю что-нибудь… честно, не знаю.
Смерть молча поднял дорогущую вазу из хрусталя на крае стола, не разгибая костяной руки вынес её в воздух над полом, после чего элегантно отпустил. Раздался треск разбивающейся вазы, и в мире определённо одновременно совершили разворот на 360° в гробу все когда-то существовавшие коллекционеры.

— ОЙ, ОБРОНИЛ. ДА-ДА, МНЕ ОЧЕНЬ ВАЖНА ЦЕННОСТЬ ВЕЩЕЙ В ЭТОМ КАБИНЕТЕ, - параллельно с этими словами он взял в руки молоток и не прилагая особых усилий отправил его в полёт к себе за спину. Он врезался в стекло, по которому пошли большие трещины. - ОЙ, КАКОЙ Я НЕОСТОРОЖНЫЙ, НО ВООБЩЕ-ТО МНЕ ВСЁ ЗДЕСЬ ОЧЕНЬ ЦЕННО, Я ЖЕ ЖИТЬ БЕЗ ЭТОГО НЕ СМОГУ. И ДА, ПЫЛИНКУ, ДА, ЭТУ, ЧТО НА ТВОЁМ УКАЗАТЕЛЬНОМ ПАЛЬЦЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ВЕРНИ ЕЁ НА МЕСТО. САРКАЗМ. МОЖЕШЬ УСТРОИТЬ ЗДЕСЬ ЛОКАЛЬНЫЙ АРМАГЕДДОН. ВООБЩЕ, Я ВСЁ РАВНО ПЛАНИРУЮ СЕГОДНЯ ЖЕ ПЕРЕЕЗЖАТЬ.
Поняв посыл, гость принялся смотреть в книги и с интересом ощупывать многие предметы. Эти предметы становились почему-то намного более интересными, если помнить, что ими обладает сам Смерть.

Внезапно дверь в кабинет распахнулась.
— Я опоздал, прости, - раздался какой-то живой голос.
— ОЧЕНЬ СТРАННО, ОБЫЧНО ТЫ ОПЕРАТИВНО ПРИХОДИШЬ. ВПРОЧЕМ, НАДЕЮСЬ, ЧТО И ЗАСИЖИВАТЬСЯ ТЫ ТАКЖЕ ДОЛГО НЕ БУДЕШЬ, А НЕ КАК ОБЫЧНО. ХОТЯ, В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ТЫ ОДИН ИЗ ПЕРВЫХ, ВОЙНА.
— Это приятно слышать, - фигура в форме генерала лучезарно улыбнулась, - о, а у нас гость?
— ДА, ЭТО ГОСПОДИН ЯН ДИРКЛИ, ВОЙНА, ГОСПОДИН ЯН ДИРКЛИ, ЭТО ВОЙНА, - познакомил их Смерть.
— Приятно познакомиться. И господин Ян даже при таинстве будет присутствовать.
— ПОДОЗРЕВАЮ, ЧТО ТАК.
— Каком ещё таинстве? - подозрительно спросил Ян.
— О, это Вы ещё узнаете, не хочу портить сюрприза.
— ВОЙНА, НЕ МОГ БЫ ТЫ РАЗВЛЕЧЬ ГОСТЯ?
— Экхм, это я могу. Пошли со мной, я не кусаюсь, - подозвал второй всадник, с всё той же лучезарной улыбкой, которая блистала даже ярче, чем награды, усыпанные на его толстом брюхе. Он еле втиснулся на стул у маленького столика в углу. Преде собой он разложил шахматную доску, раставив фигуру. Ян подошёл к нему и сел рядом, решив, что эти всадники не такие уж и плохие в конце концов. Они ещё не размазали его, а ведь могли бы, и если они и проявляют дружелюбие, то лучше тем же дружелюбием и отвечать.
Когда толстячок расставил фигуры, он перевернул доску, представив белых прямо перед пришедшим ранее гостем.
— Это… кхм, о, это моё любимое сражение. Оно из параллельное реальности, лучше всего подходит для игры.
Проигнорироав эти слова, Ян тут же сделал шаг пешкой на два входа вперёд. Он профессионально играл в шахматы и даже не сомневался в собственной победе.

Но генерал не передвинул фигуры. Вместо этого… он одел противогаз? Затем он взмахнул рукой, и над всей доской, начиная с его половины, началр появляться какое-то синеватое газообразное вещество. Эта волна буквально смыла все войска Яна, который смотрел на происходящее с открытым ртом.
— Но это… но это не по правилам шахмат?
— Ну, во-первых, - начал Война, - я и не говорил, что это шахматы. А во-вторых, а использовать газовое оружие в любой войне - это разве правильно? По мне так не очень. Хе-хе. Ты ошибся в том, что слишком резко пошёл в атаку, а чёрные-то ведь и не знали, что здесь белые… Ну, если хочешь, можем сыграть и в обычные шахматы, я, правда, в них не разбираюсь - никогда особо не интересовался логикой.
— Нет, спасибо, - сказал сотрудник Сынов Афины, отправившись дальше изучать находящиеся в кабинете объекты.
— ПОЖАЛУЙ, ТЫ ПЛОХО ПОНИМАЕШЬ ЛЮДСКУЮ ЛОГИКУ, ВОЙНА.
— А чего мне её понимать-то, а? Экх, мне-то не надо, мне главное, чтобы люди понимали мою логику. А как только они пойдут друг друга резать, так я тут как тут, похоже, их учить этому не надо, мне даже делать ничего не приходится, я уже ко всему вкусненькому прихожу!

Во всё ещё открытой двери внезапно возник человек в белом лабораторном халате и маске.
— ПРИВЕТ, ЧУМА, - поприветствовал Смерть. - Это господин Ян, если что.
— Дано не виделись, Смерть. Твои работники, как я могу заметить, во всю заняты работой… поразительная… лихорадка, я бы сказал.
— ОНИ НЕ ПЕРЕСТАЮТ РАБОТАТЬ ДНЯМИ, Я НЕ УВЕРЕН, МОЖЕТ, С НИМИ ЧТО-ТО НЕ ТАК?
— Вообще-то звучит так, как будто ты их заставляешь работать, если честно.
— Я? ЗАСТАВЛЯЮ? ДА Я СРАЗУ ЖЕ ПО ПРИХОДУ СКАЗАЛ ИМ ВСЕМ, ЧТО ОНИ МОГУТ ИДТИ. НИКТО НЕ УШЁЛ.
— Люди тупые, - вмешался в разговор Война. - Вот если бы ты сказал, что никто не может уйти, то они бы начали революцию, а так они тебя просто боятся.
— ЭТО ПРАВДА? - обратил данный вопрос смерть к Яну.
— Я… да, наверное. Я по поводу людей сюда и пришёл. Я… из органов…
Чума доброжелательно хохотнул.
— И… я был прислан проверить ситуацию. Тот человек, которого мы встретили… он был ненормальным.
— ВОТ ОНО КАК. Я СНОВА ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ТУПЫМ. ЧЁРТ. НУ ЛАДНО, Я ПОТОМ С ЭТИМ РАЗБЕРУСЬ И ВСЕХ ИХ РАСПУЩУ, НАВЕРНОЕ, СТОИТ НАЙТИ ДРУГОЙ СПОСОБ НАБИРАТЬ СОТРУДНИКОВ.

В порыве полной безнаказанности Ян открыл один из шкафов. За ним оказалась полная пустота.
— ОЙ, НЕТ-НЕТ-НЕТ, ЭТОТ ЛУЧШЕ ЗАКРОЙ, НЕ ДАЙ БОГ ТУДА ЕЩЁ ЧТО-ТО ПРОВАЛИТСЯ.
Ян последовал совету и закрыл шкаф.
— А… что это такое, простите за дерзость? - спросил он.
— НУ… ПОНИМАЕШЬ, МЫ СОБИРАЕМ ТУТ НЕ ТОЛЬКО СПИСОК ПРИЧИН СМЕРТИ, Я МОГУ ВЫДЕЛЯТЬ ИЗ ТЕЛ ЧТО-ТО НАПОДОБИЕ ДУШИ, ОТКУДА МЫ СМОЖЕМ СЧИТАТЬ ВСЮ ИНФОРМАЦИЮ О ЕЁ ЖИЗНИ ДЛЯ БОЛЕЕ ПОДРОБНОЙ СТАТИСТИКИ, АНОНИМНОЙ, КОНЕЧНО ЖЕ. ТАК ВОТ, ИХ КУДА-ТО НАДО ДЕВАТЬ.
— И… что это?
— БЕСКОНЕЧНАЯ БЕЗДНА, ЧТО РАЗРУШАЕТ АБСОЛЮТНО ВСЁ, ЧТО В НЕЁ ПОПАДАЕТ, ВКЛЮЧАЯ ЭТИ ДУШИ.
Ян сглотнул комок, образовавшийся в горле.
— Просто быть… стёртым.
— СПРАВЕДЛИВОЕ ЗАМЕЧАНИЕ, НО СПОРНОЕ. Я ДОЛГО АНАЛИЗИРОВАЛ ЭТУ СИТУАЦИЮ И ПРИШЁЛ К ВЫВОДУ, ЧТО, РАЗ Я СМЕРТЬ, ТО И НЕ МОГУ КАК-ТО УПРАВЛЯТЬ ДУШАМИ. А ЗНАЧИТ ТО ПОДОБИЕ ДУШИ, ИЛИ СКОРЕЕ ОТРАЖЕНИЕ РАЗУМА, ЧТО Я ЗАБИРАЮ, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТЕМ САМЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ КОПИЯ. А КАКОЙ СМЫСЛ ХРАНИТЬ РЕЗЕРВНУЮ КОПИЮ? И С КАКОЙ СТАТИ ЭТО РЕЗЕРВНАЯ КОПИЯ ИМЕЕТ ПРАВА НА ЖИЗНЬ, ЕСЛИ ВДРУГ ОРИГИНАЛ ЭТОГО ПРАВА НЕ ИМЕЕТ? ЭТО АБСУРД. ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, ОНО ДАЖЕ НЕ ПРОЯВЛЯЕТ АКТИВНОСТЬ В ПЕРИОДЕ МЕЖДУ ЕЁ ИЗВЛЕЧЕНИЕМ И СКИДЫВАНИЕМ ВОН ТУДА, ВОН КАК РАЗ В ЭТОТ ШКАФ. ДАЖЕ ОЩУЩЕНИЯ РАСТВОРЕНИЯ НЕ ПРОИСХОДИТ. НО, ЗНАЕШЬ, Я ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЮ, КАК ЭТОТ МИР РАБОТАЕТ, МОЖЕТ БЫТЬ, ЧЕЛОВЕК КУДА-ТО ПОПАДАЕТ ПОСЛЕ СМЕРТИ, МОЖЕТ БЫТЬ, НЕТ, НО ТОЧНО МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО Я К ЭТОМУ НЕ ИМЕЮ НИ МАЛЕЙШЕГО ОТНОШЕНИЯ, И МНЕ УЖ ТОЧНО ХОТЕЛОСЬ БЫ ЗНАТЬ ПРАВДУ САМОМУ.

В дверь постучал ещё одно существо, а затем дверь растворилась, представив присутствующим существо, что выглядело как седой старик со сломанными очками. Оно говорил хриплым голосом, и, казалось, немного прихрамывало, но всё же двигался достаточно быстро.
— Всем здравствуйте, простите, я не мог оторвать взгляда от того, сколько нулей в чеке на лечение смертельно больного человека.
— Привет, - отозвался Чума. Война расплылся в той же доброжелательной улыбке, с которой люди идут за своим полководцем, предложившим устроить геноцид.
— Привет, Чума. Что в маске-то ходишь, а? Тратить только просто так, - говорящий искренне не понимал причины подобного расточительства. Учитывая, кто это был, это было не удивительно.
— Кхем… я просто наблюдал за кое-кем из соседнего мира. Скажу, что там у них чрезвычайно интересно, я просто не хотел выделяться из толпы.

Жадность сделал ещё несколько шагов и… споткнулся обо что-то, но удержал равновесие, так как его удержал Чума. Война искренне улыбнулся.
— Ууух, обожаю я эту мелюзгу, - он еле сдерживая распирающий его смех.
— ДА, ПРОСТИТЕ. НИКАК НЕ МОГУ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ НИХ ЗДЕСЬ.
— Что это такое? - задал ещё один вопрос первый и, пожалуй, самый неожиданный из гостей.
— Это, голубчик, - начало Чума, уже снявший маску, - разбитые надежды и мечты. Постоянно под ногами валяются. Ты не забывай, где мы.
— ЛЮДИ… умирают.
— Каждый человек самого себя убивает, - поддержал Жадность.
— Хуже того, они убивают друг друга, - сказал из-за своего стола Война, уложивший свои толстые ноги на стол.
— И они никогда не обращают внимания на надвигающуюся угрозу, - заключил Чума. - "После нас хоть потоп", не так ли?
— И ВОТ, КОГДА ОНИ УМИРАЮТ, ОТ НИХ НИЧЕГО НЕ ОСТАЁТСЯ, НИЧЕГО, КРОМЕ УДОБРЕНИЯ ДЛЯ РАСТЕНИЙ И КУЧУ ЖЕЛАНИЙ И МЕЧТАНИЙ, ЧТО НИКОГДА НЕ БЫЛИ ВОПЛОЩЕНЫ В ПОГОНЕ ЗА ТЕМ, ЧТО, КАК ОКАЗАЛОСЬ, ПОСЛЕ СМЕРТИ НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ.

Наступило молчание.

— ЛАДНО. ЭТО БЫЛ ВЕСЁЛЫЙ ВЕЧЕР, НО ПОРА ПРИСТУПАТЬ. ЖАДНОСТЬ, ПРОСТИ, НО ТЫ МЕНЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РАЗОЧАРОВАЛ - НЕ МОГ ЧТО ЛИ РАНЬШЕ ПРИДТИ? ЛАДНО, НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ.
— Что вы собираетесь делать?
— Нечто увлекательное, - проговорил Война.
— Я всё же не уверен, что это… ничтожество заслуживает такого большого количества наших сил, - проговорил Жадность.
— Но мы единственные, кто можем это сделать. И я бы даже сказал, что мы, по нашему статусу, обязаны это сделать, - возразил Чума.
— И У НАШЕГО ТРИУМФА ДАЖЕ БУДЕТ ОДИН СВИДЕТЕЛЬ. НИКТО ДРУГОЙ НИКОГДА УЖЕ НЕ СМОЖЕТ ПОНЯТЬ, ЧТО ПРОИЗОШЛО.

Смерть и Война встали со своих стульев. Комната затряслась.
— Что происходит? - в панике закричал Ян.
Но никто не ответил.

Раскат грома. По полу проползла трещина. Глобус в середине комнаты завертелся, люстра начала раскачиваться и в один момент свалилась на малейшем расстоянии от Яна, что, к счастью, успел отпрыгнуть. В комнате загорелась звезда.

— ПЕЧАЛЬНО, ПЕЧАЛЬНО, ПЕЧАЛЬНО. ЭТО БЫЛ ХОРОШИЙ ДЕНЬ. ЖАЛЬ, ЧТО О НЁМ НИКТО НЕ ВСПОМНИТ.

Вспышка света.


Ян проснулся. Он шёл по улице. Справа от него был радостный Самуил.
— Так мы, это, может, куда-то пойдём праздновать? Мы же никогда не встречаемся в обычной жизни, только по работе?
— А… Самуил… - Ян почувствовал облегчение. Он попытался понять, были ли это сон или… или что?
— Да, пока что ещё Самуил.
— В общем… а что праздновать?
— Что значит "что праздновать"? Хэллоуин конечно-же.
— "Хэллоуин"? А что такое "хэллоуин"?
Самуил посмотрел на Яна как на идиота, но вслух свои опасения не высказал.
— Ну, праздник такой. Детишки ходят по домам, "сладость или гадость", все друг друга пугают. Отличный праздник, я считаю.
— А, да, точно, действительно, вспомнил… - сорвал Ян. - Но я не особо посвящён в традиции. Да, давай, пошли куда-нибудь, ты мне подробнее раскажешь.
— Угу. Кстати… знаешь, что? Я думаю, что ты порадуешься этой новости, я больше не буду курить на нашем рабочем месте, потому что я думаю, что надо бы это бросить делать вообще.
— Это неожиданная и действительно приятная новость, - коллега содрогнулся при вспоминании безжизненного лица своего напарника.

И, знаете, Самуил действительно больше ни разу не притронулся к сигарете в своей жизни, что ещё длилась ровно 51 день.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License