Неудачный Хеллоуин

Сегодня был особенный день. День Всех Святых, наступивший ровно минуту назад, что не мешало Смерти уже во всю праздновать. Вы знали, что по данным Василия Афанасьевича Пупкина из 7 "Б" в мире умирает около трёх людей в секунду? Так вот, к этому наша Смерть не имеет никакого отношения, потому что работает в Орловской области. Сегодня у неё было много заказов, которые не заставляли себя ждать, всё снова и снова приходя и создавая пробки в почтовом ящике. Наконец, она решилась взять с собой всё самое нужное в лице старой-доброй косы и потрёпанного плаща из ещё более древних стереотипов и пойти в дорогу, устланную не черепами, а скучным гравием, что должно быть исправлено к полуночи.

Безшумные шаги костяных ног приближались к первому в этом году доме. Там спала старая собака пятнадцати лет отроду, которая давно уже своё отслужила. Дверь в дом начала предательски скрипеть, пробуждая ото сна голодную шавку.
— Здравствуй, друг мой. Ты прожил очень долгую жизнь, тебя любили хозяева, ты был хорошим псом, но люди поступи… — глаза собаки начали округляться и наливаться голодом, рот наполнился слюной и пёс уже был готов к скорому обеду — Нет, плохой мальчик! Нельзя, фу!
Собаку такой расход не устраивал и та вприпрыжку погналась за ходячими костями, не отставая от неё. Устала она только через пол часа и спряталась в тёмном подвале, куда Смерти уже не было желания спускаться и она пошла прочь с мыслями "пусть живёт".

Побитая до полусмерти Смерть явно погрустнев шла по второму адресу. Там проживал энергичный и бодрый дед с пневмонией, которому уже давно перевалило за 80. Он сидел в своём кресле и читал книгу в одиночестве, так как никого у него и не было, а он остался в светлом прошлом. Когда дверь в его покои открылась, то он сразу посмотрел на страшную как саму смерть Смерть и опять уткнунлся в книгу.
— О, я тебя уже не пугаю, Андрей? Знаешь, как много мест, куда там можно будет ходить без твоих больных ног?
— Знать не хочу. А тут нахрен можно сходить. Проваливай.
Такое поведение оскорбило Смерть и та стала расти в размерах, глаза наполнил ярко-зелёный огонь, а комнату дым ядовитого цвета.
— Ты хоть знаешь, кто я, что смеешь со мной так разговаривать?!
Андрей медленно положил книгу, встал с раскачавшегося кресла и взял трость. На каменном прежде лице выдвинулась горящая всё тем же огнём улыбка, которая, впрочем, скоропостижно спала.
— Знаю я, кто ты, дуры кусок, — сказал он, подготавливая трость для замаха — и я не позволю тебе шататься по моему дому, пока я жив.
После этой фразы череп издал глухой звук, трость поднялась для второго удара, потом для третьего, предвещавший ещё несколько. Огромный скелет начал уменьшать пафос и тело, чтобы пролезть в дверь, не прекращая получать оплеухи от старого спортсмена, попутно создавая какафонию от треска костей и приглушённых охов. Спустя некоторое время, она выбралась из дома, получая вдогонку всё более и более изящные оскорбления.

Главная героиня этого вечера топала домой, уже отчаявшись, что никого в этот день никого не заберут. И тут впереди показалась группа детей, которын играли в мяч возле дороги. Она решила, что они будут отличными кандидатами и что машина скоро переедет хоть одного из них, что, впрочем, совершенно не мешало ей ускорить процесс на пару часов. Смерть прибавила шаг и подошла к детям, замахнулась над головой одного из них своей огромной косой и тут почувствовала, что ей трудно стоять. То было и логично, потому что часть ноги была в руках у маленькой девочки, которая уже во всю бегала и кричала "не догонишь, не догонишь". Пока пустые глаза были направлены на маленькую воровку, рука уже была разобрана чуть ли не по кускам и распределена между малолетними игроками. Не успев и моргнуть, в ход пошли рёбра, скоро оставив только один череп на своём законом месте. Но ребята были уже на веселе и решили начать его кидать. Через час такой игры в горячую картошку, "Смерть" упала на дорогу и быстро была разкрошена по асфальту проезжавшей фурой.

Смерть встала. Вроде жива, но… Где она? Что с ней? Почему она не чувствует тела? В далеке замаячил силуэт, который стремительно начал приближаться. Смерть запаниковала, но вскоре увидела, кому принадлежит силуэт…
— Здравствуй, сестра. Ты умерла.
— Погоди… Что…? Я же Смерть!
— Я тоже. Все мы смертны.
— Только не читай мне морали, пойдём уже.
— Ага…
Тут вторая Смерть издала хрустящий звук. На место пришла третья.
— Здравствуй, сестра. Ты умерла.
— Погоди, чего!? Это уже было. Хватит.
— Я тоже. Все мы смертны.
— Можешь хотя бы в попал отвечать?
— Ага…
Действо повторилось.
— Здравствуй, сестра…

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License