Зойчаты

Демьян Шувалов вошёл в штаб-квартиру Идущих в сети. Вообще-то опергруппам обычно не полагается штаб-квартиры, но поскольку Идущие большую часть своей работы вполне могли осуществлять и сидя в одной комнате, для них было сделано исключение. В их распоряжение была предоставлена просторная квартира большого дома в центре Москвы (Елисеев лично настоял на расположении штаба своей опергруппы в родном городе, а у начальства не нашлось причин для отказа). В своём штабе они и жили, так как Игнатий не любил "жить на два дома", а Демьян просто пользовался возможностью не платить за квартиру. Другой же половине группы место для жизни вообще не требовалось.

Остальные жилые места в доме занимали также работники Сынов Афины, поэтому о конспирации никто особо не заботился. Все попросту занимались своим делом, изредка делая вид, что ничего не знают о присутствии остальных. Демьян тем временем прошёл в коридор, снял ботинки (верхней одежды он не надевал, на дворе была середина июля) и направился в компьютерный зал. Сам зал незнающий человек мог бы принять за школьный клуб информатики - это была не очень большая комнатка, заставленная всевозможными электронными устройствами - одних только компьютеров было штук пять. В правой стене располагалось открытое настежь большое окно, однако на данный момент оно было занавешено тонкой шторой с односторонней прозрачностью - зачем давать посторонним возможность подглядывать?

К одному из компьютеров, стоящему на столе, было придвинуто кресло, на котором и сидел сам Игнатий Елисеев. Рядом к столу был приставлен его неизменный атрибут - деревянная трость с шарообразным набалдашником. Тростью, правда, она была чисто номинально, даже не деревянной - корпус был сделан из стилизованного титана. В набалдашнике находился кристалл псирена, а вокруг него - управляющий механизм, позволяющий через кристалл проводить собственные пси-способности владельца, при этом усиливая их. В случае Елисеева устройство работало как дистанционный генератор помех, ну а по ассоцияциям было похоже на волшебную палочку. Кроме того, большая часть внутри корпуса была заменена на простенький встроенный огнестрел. Он не отличался огромной мощью, но её владелец считал необходимым иметь что-то подобное на крайний случай. Судя по быстрому стуканью клавиш и машинально произносимым вполголоса словам, он с кем-то ожесточённо спорил в интернете. На нём, как обычно, был надет только белый лабораторный халат - Елисеев почему-то упорно носил только их вот уже которое десятилетие. Здесь же была и Марьяна Август - она, как обычно, мыла пол в свойственной ей гробовой тишине, даже швабра издавала больше звуков, чем она. Потолочные кондиционеры были включены и работали на сильный холод - оставаясь один, Игнатий очень не любил терпеть жару и постоянно стремился поддерживать холодную температуру.

На лице Демьяна сияла улыбка - он шёл к своим с радостными вестями. Не долго думая, он сразу же начал говорить:

- У меня хорошие новости. Дел насущных по нашей части у начальства нет, поэтому нам выдали отгул - на целую неделю. Ну так что, хлопцы - можем отдыхать!

Как ни странно, эта новость не произвела на присутствующих никакого эффекта. Если от Марьяны никто и не ожидал реакции, то вот безразличность Елисеева заставила Демьяна сильно удивиться. Он решил подойти к нему ближе, прикоснулся к его плечу и повторил:

- Эй, старче. Слыхал, можем отдыхать

- Ну а я по твоему чем занимаюсь? - неожиданно без всякого удивления ответил Игнатий. Видно было, что он всё слышал с самого начала - не видишь, в интернете кто-то неправ.

Неожиданно кажущуюся неловкость прервало включение приделанного к левой стене большого плоского монитора. На нём высветилось лицо молодого человека с красными волосами и синими глазами. На нём были очки, а на подбородке можно было разглядеть лёгкую щетину. Андрей Сергеевич Тьма проснулся и явно намеревался вклиниться в повседневную жизнь столь необычной московской квартиры.

- Так, что тут у нас происходит? - сразу же спросил он.

- О, аппаратная. Нам тут отдых выписали, присоединяйся. - ответил ему Елисеев.

- Да когда ты уже прекратишь называть меня аппаратной?!

- Ну что ты, что ты? Я ж к тебе по доброму, с душой к тебе подхожу - Елисеев начал причитать, хоть и делал это без какого-либо чувства вины и злости. Неудивительно, что другие обитатели дома лидера Идущих иначе как тролльским дедом с тростью не называли.

- Так, ладно, харэ спорить - оглядел своих менее нормальных товарищей Демьян. - может лучше это дело отметим?

- А что, правда, - Елисеев неожиданно оторвался от компьютера, - когда это мы в последний раз собирались вот так, по семейному, и что-нибудь отмечали? И, кстати, я победил, этот клоун сдался!

При произнесении последних слов Игнатий сжал руки в кулаки и поднял их вверх в победном жесте.

- Ну, под Новый Год собирались - говорил Андрей - тогда Демьян ещё напился и…

- Не напоминай! - резко перебил его Шувалов.

- А я говорил, нефиг было водку жрать. - продолжил Елисеев - нет, мол "ну новый год же, го дерябнем" и вот результат: его потом весь этаж целый месяц Зайчиком называл. Водку только горькие пьют, лучше б медовуху вз…

- Ладно, хватит уже! - Демьян начинал закипать.

- Да ты прости Демушка, заигралися мы - Елисеев спешно разрядил обстановку.

- Ну так это, отмечать-то будем? - прервал Андрей эту заведомо бесполезную дискуссию.

Сказано - сделано. Программисты принялись за организацию праздничного стола. Поначалу Демьян предлагал пойти в ресторан, но эта идея была сразу же отвергнута коллективом. Елисеев наотрез отказывался выходить из дома в жару, а Тьма, напоминая о своей невозможности есть нормальную пищу, неистово поддержал идею остаться дома. Поскольку из радостей у него давно уже оставались только интернет и хиккование вместе с друзьями, сегодня он хотел воспользоваться вторым по максимуму (первое у него было всегда). Вылезать во внешний мир ему не хотелось - на открытых просторах его ущербность сразу же начинала давить на него особенно сильно. Тем не менее, он всё-таки любил вылезать на улицы по ночам, подключаясь к камерам наблюдения - Андрею почему-то очень нравился безлюдный городской пейзаж. Даже в век аномалий немногие могли адекватно отнестись к человеку, заточённому в сети. В штаб-квартире Идущих же он чувствовал себя как дома, хотя почему как - это и был его дом. Дом не в плане жилья, но как место, в котором любят и ждут. Иногда, находясь здесь, в этом зале рядом с мясными друзьями, он даже забывал про свою бестелесность и вновь чувствовал себя человеком.

Тем временем работа в логове шла полным ходом. Поскольку гостинной у них не было, для праздничного стола решили временно переоборудовать машинный зал. С выбранного под застолье стола сложили на пол весь мусор, и теперь Демьян и Марьяна двигали его к левой стене - на празднике все должны были быть рядом. Елисеев же окопался на кухне, он хотел приятно удивить своих подопечных. Тьма переместился туда же. Он ассистировал Елисееву, в реальном времени показывая ему рецепты из интернета, подключившись к кухонному настенному монитору. Естественно, работе на кухне кипела. Спустя пару часов он уже закончил варить суп и другие закуски, в связи с чем и перешёл к главному блюду - малиновому пирогу. Кроме того, на уме у него был ещё и напиток.

- Таак, надо бы ещё медовухи сделать. - проговорил он машинально вслух.

- Которой? Могу поискать рецепт. - мгновенно отозвался Андрей.

- Нет, не сможешь, - усмехнулся Игнатий. - этого рецепта в интернете нет, эта медовуха - только моя.

Наступил вечер. За окном шёл дождь. Все четверо Идущих собрались за столом. Скатерть, лежащая на нём, когда-то была белой и с красивой вышивкой, но за время службы в этом программистском логове она давно уже превратилась в заляпанный огрызок. Отмывать и чинить её никто не хотел - это заняло бы много времени, а всем хотелось насладиться моментом здесь и сейчас. Елисеев, как и обещал, сварил медовуху по имперскому рецепту. Теперь она была разлита по трём большим кружкам - на каждого, кто может есть и пить.

- Ну, за отдых! - поднял Игнатий тост. Все члены опергруппы радостно соприкоснулись кружками (кроме Марьяны, она сделала это абсолютно безэмоционально). Даже Андрей создал около своего лица симуляцию кружки, позволив тем самым друзьям исполнить этот старинный ритуал вместе с ним. Затем все они, как полагается, отпили по глотку. Все… кроме Елисеева. Прежде чем поднести кружку к губам, он легонько чокнулся с пустотой, при этом тихо прошептав:

- Ну, Семёныч, за тебя.

Однако это услышал Демьян.

- Эмм… за кого? У нас что, пополнение?

- Ой, да заткнись ты уже. - ответил Елисеев с неожиданной для него смесью грусти и боли.

Однако этот небольшой инцидент был быстро забыт. Спустя полчаса квартира наполнилась радостью и весельем. Идущие, давно уже не собиравшиеся вместе так надолго, хотели обговорить каждую мелочь, произошедшую с ними в последнее время. Они рассказывали друг другу байки, забавные случаи из жизни и технические казусы, а Елисеев как обычно начал рассказывать анекдоты, размерами своей бороды превосходившие даже его самого.

- Ну вот я и говорю - а что не так-то, яйца ведь были?! - закончил Демьян пересказ истории о том, как соседний отдел попросил его сходить за продуктами.

Неожиданно Елисеев, как будто вырвавшийся из общей атмосферы, вдруг резко перевёл тему.

- Тьфу, вот ведь забыл. Я ж вам что рассказать хотел: вчера мне приснился какой-то очень странный сон, причём крайне реалистичный. Будто бы вся моя жизнь - на самом деле фальшивая выдумка, а сам я - инопланетянин, управляющий холодом, который работает межмировым паладином во имя добра. И организация наша другая - засекреченная, а называется не Сыновья Афины, а Университет Пандоры. Причём я в ней - одно из первых лиц, работаю с аномалиями. И вот посылают нас вместе с каким-то типом в Омск, изловить какого-то нарушителя спокойствия по имени Агрессор. Кто у меня напарник - вот сказать не могу, не помню. Вот вроде бы и есть в голове какой-то образ, а описать не могу. Словно что-то внешнее не даёт мне вспомнить, надмировое что-то. Ну и в общем - ловим мы этого Агрессора, а он потом возьми - и сам к нам приди сдаваться. Сказал, что, мол, проклят неким Зверем - который вроде как средоточие всего зла в мире. Повезли мы его на базу, кажется, Феникс, а он там возьми, и обрати того неизвестного в какого-то демона. И ещё я с ним дрался, почти всю базу разрушил, но прибил супостата. Правда он потом всё равно воскрес, но всей силы вроде лишился.

Начальство, однако, ситуацией было недовольно и решило его устранить. А тут как раз представился случай - какой-то неудачник научился переписывать реальность и уничтожает город. Действовал я совместно с неким доктором Остапом. Выехали на место, началась заварушка, и тут он нас вчетвером выбросил в Бездну - какое-то непонятное хаотическое пространство. И тут вдруг совсем невероятная фиговина приключилась - этот самый Зверь полностью в того несчастного вошёл, аватар вроде как. Ну и начинаем мы с ним драться не на жизнь, а на смерть. Мне всё добро вселенной силу придаёт, становлюсь чуть ли не богом, потом убиваю Зверя, но и сам умираю - вроде как все внутренние силы исчерпал. Уже краем глаз вижу, как Остап того другого убивает.

Последнюю часть сна смотрю уже как со стороны. Бункер, рядом со столом сидит человек и надиктовывает запись - на дворе 2035 год, неизвестный катаклизм огромной силы обогнул всю планету, вызвал ответную реакцию в куче аномалий по всей планете и мир теперь вроде как живёт в постапокалипсисе. Всё сожжено, всё рухнуло, bad end короче. И самое главное - у меня такое ощущение, что это из-за меня всё произошло. Когда я убил Зверя, его дух, разбитый на крошечные части, обрушился на землю, как раз тот самый катаклизм и вызвав.

- Cool story, bro - ответил ему Демьян - дедуль, ну серьёзно, хорош заливать. Или у тебя уже старческий маразм начался?

- Да я сам в шоке, - отозвался Елисеев - это ведь какой-то бред. Ну не может такого быть - чтобы вся моя жизнь была какой-то выдумкой, чтобы я натурально дрался тростью, чтобы вот так вот умер в конце. Я ведь вот он - сижу здесь, сейчас, с вами медовуху пью. В общем, головушка немного разлетается на части.

- А я вот считаю, что наш кэп получил информационный пакет из параллельного мира - с ехидным тоном вмешался в разговор Андрей.

- О, кстати, аппаратная - отреагировал Игнатий - а проверь ка кое-что. Ну-ка, поищи в интернете - "Университет Пандоры".

- Неа, ничего такого нет - вместе эти слова нигде не упоминаются как название какой-то организации. Есть научный институт им. Пандоры, изучающий древнегреческую мифологию, но это всё.

- Таак, понятно. Теперь попробуй подключиться к базам данных сотрудников и посмотри - "Доктор Остап", без фамилии.

- Снова мимо. У нас никогда не было такого сотрудника.

- Ясно. Тогда может проверь логи базы Феникс - не было ли в её истории масштабных разрушений.

- Ничего такого никогда не происходило. Двое самых крупных инцидентов - провалившийся из-за затопления пол и побег человека, умевшего превращать стёкла в лезвия. Он тогда убил двоих сотрудников, пока его самого не застрелили, но даже полбазы никто никогда не сносил. Ладно, хорош. Даже если что-то такое и было, то явно не в нашем мире.

- Да говорю же, наш дедок малость заигрался - вставил своё слово Демьян.

- Ай, ладно, что-то я и правда чушь молю. Просто всё это кажется таким реальным, как будто целую другую жизнь прожил. На всякий случай - сохранить запись разговора в протоколах, вдруг понадобится.

- Сделано. - ответил Андрей.

А за окном тем временем наступал рассвет. Идущие не заметили, как весело провели вместе столь короткую июльскую ночь. Демьян подошёл к окну, полюбоваться восходом солнца. Неожиданно, на ум ему пришли смутные мысли и он не поленился их сразу же озвучить.

- Ребят, я вот тут подумал - какое же всё-таки тут всё вокруг хрупкое. Вот правда - вдруг раз - и что-то случится. Какая-нибудь аномалия уничтожит мир, начнётся ядерная война или из другого мира на нас нападут, или с другой планеты. Вот вдруг что-то случиться со мной - и раз - и всё. Какой-нибудь монстр меня разорвёт и…

- А я - исцелю - Демьян неожиданно обнаружил на своём плече руку. Так и есть - это был его непосредственный начальник. - запомни, Дёмушка, не так уж и важно, что было в прошлом - оно всё, его не существует больше. А будущее неопределено и доподлинно никому неизвестно. Это ведь в жизни совсем не главное. Главное - что мы сейчас стоим вот здесь и смотрим на раннее утро, и всё у нас с тобой хорошо. Ничего не бойся - ведь мы живы и проживём ещё много-много лет.

Everyday holiday

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License