У Сэлли

Полдень. В пустующий бар зашёл мужчина в пыльной накидке. Приподняв шляпу, поздоровался с барменом.

– Тебе как обычно или что-то другое попробуешь? — с тёплой улыбкой отреагировала женщина.

– Есть чем удивить, Сэлли? — гость опустился на старый стул.

– Да, не особо. Давно не было поставок. Только и могут, что цветы, да просьбы об автографах Нике отсылать. Дно.

– Тогда как обычно.

– Ты моя Николь! – внезапно воскликнул старик, до этого мирно спавший за дряхлым столиком. – Удружи рюмашкой, сладкая конфетка, – проговорил завсегдатай бара, свистнув под конец.

– Пошёл ты, Вилл. Эта пьянь скоро весь бар вылакает. Так на вечер работягам не останется. Дрыхнет на своём стуле в перегаре с самого утра, да меня достаёт.

– Я тоже работяга, просто сегодня не моя смена. Работаю как последняя… Дай человеку отдохнуть, – старик повернулся к гостю, – ну, хоть ты уломай эту цыпу.

– Пошёл ты, Вилл, – усмехнувшись, протянул мужчина, – с таким пристрастием к выпивке долго ты тут не протянешь.

– Каждый хочет обидеть старика, – местный завсегдатай обиженно засопел, периодически озорно поглядывая на гостя, – вот бы кто хоть рюмочкой уважил. А мы ведь ещё с…

– Непробиваемый, – перебила бармен, громко поставив кружку тёмного для мужчины, – не слушай его, Томас. Лучше расскажи, когда ты уже осядешь в городе?

– Такта тебе не занимать, – приподнял бровь гость.

– А что, мужчина ты видный. Сильный, работящий. Так бы себе и забрала, – рассмеялась Сэлли.

– Прости, но я свою Олли ни на одну женщину не променяю.

– Так и ни на одну? – недоверчиво выдохнула бармен, – Даже на очень нежную, хозяйственную, любящую… грузотигр? – Поспешно добавила девушка.

– Цветочек не в его вкусе, – ехидно заметил Вилл, – этот парень дышит духом приключений и завтракает сердцами бандитов с перешейка Святой Линды. А его грузотигры! Вот это да… Стальные мускулы, длинные лапы, шерсть цвета хорошего виски и бурбона. А те, которые тёмные как пиво…

– Да что я должна сделать, чтобы ты заткнулся? – женщина закрыла глаза руками.

– Одна рюмашка и я нем как рыба.

– Как же ты меня достал, грёбаный алкаш, – мрачно произнесла Сэлли, выудив из-под прилавка бутылку.

– О, дева, спасительница!

– Я тебе сейчас такую спасительницу покажу! – бармен замахнулась бутылкой, но вовремя остановилась, медленно выдохнула, буркнула, – Эта последняя.

Сэлли вышла из-за стойки. Поставила перед завсегдатаем стакан бренди.

– О, Мадонна! – воскликнул Вилл, и принялся за выпивку.

– Анна вычтет из твоей зарплаты, – бармен обернулась к Томасу, – каждый раз одно и то же. Развлеки меня, – тихо произнесла она, стараясь не встречаться глазами, – я вижу, что ты в порядке, – подошла ближе.

Мужчина довольно хмыкнул.

– Да, всё хорошо, но в этот раз ничего интересного. Пара глупых новичков, так и норовили отбиться от стаи. Эти большие котяры, порой заставляют попыхтеть, но благо опыт. Взрослые самые послушные, как моя Олли.

– Скажу по секрету, – Сэлли заговорчески улыбнулась, – Майк недавно обмолвился, что ты один из лучших лидеров каравана.

Широко улыбнувшись, Томас скрестил руки и немного запрокинул голову:

– Что есть, того не занимать.

– А у меня всё так же, ты знаешь. Только Вилл стал чаще приходить.

– Потакаешь его слабости. И не чураешься взять денег, – Томас хмыкнул.

– Не думай, что так всегда. Это при тебе он начинает выкаблучиваться. Сегодня мы много разговаривали о книгах, – произнесла задумчиво глядя куда-то в сторону, – Он так одинок. Как и я. Считай это платой за моё время, пока тебя нет.

Томас посмотрел в глаза девушке, затем отвёл взгляд, начал рыться в карманах:

– Что ж, пора. Нужно готовиться к следующему рейсу. Вот моя плата, а это особый подарок для очаровательного бармена, – мужчина положил на стойку блестящую пуговицу, – на удачу.

Сэлли хихикнула:

– Надеюсь, в следующий раз ты останешься подольше.

Мужчина отряхнул накидку. Снова пошарил по карманам. Достал зажигалку, пачку сигарет. Начал закуривать на ходу.

Улица встретила лидера каравана палящим солнцем. Томас звучно свистнул. Через несколько секунд с грохотом и клубами пыли прибежала взрослая грузотигра. Под шкурой, сияющей на солнце, как и говорил Вилл, цвета тёмного пива, перетекали груды мышц. Длинный хвост быстро двигался, ударяя сухую землю.

– Олли.

Огромная кошка с довольным урчанием ткнулась мордой в руку хозяина, затем присела, чтобы он мог залезть в седло.

Томас оседлал мощное животное, кашлянул в кулак и крикнул:

– Сэлли, я ещё загляну вечером. Затем грузотигра, словно созданная для быстрого бега, пустилась вскачь.

– Буду ждать, – прошептала бармен.

– Да, ничего не меняется. За это я и люблю Либерте, – старик, завсегдатай бара с ухмылкой сложил руки на стол, видимо, чтобы опять уснуть.

– Да, – с грустной улыбкой протянула Сэлли, – ничего не меняется.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License